Тыквенные истории. 3: В поисках Дыньки

Первая часть. Читать.

Вторая часть. Читать.

Самое сложное в экстренной ситуации — это сохранять спокойствие. У меня это получалось плохо. К тому же, я никак не могла решить, что можно предпринять в сложившейся ситуации: то ли заявить в милицию о похищении, то ли звонить в ГУпЧС, то ли самой бежать на поиски ястреба, унесшего Дыньку, то ли сесть и начать медитировать.

В таком подвешенном состоянии и застала меня Алена, вернувшаяся из города со столяром. Она молча выслушала историю похищения Дыньки, но я почувствовала, как она мысленно выругалась.

-Будем искать орнитолога. Будем искать Дыньку, — сказала она после короткого размышления.
За неимением других вариантов, мы остановились на этом.

На орнитолога удалось выйти через длинную и сложную цепочку знакомых. В представленной ему версии ястреб унес у нас кота ценной и редкой породы — не могли же мы рассказать ему о гномике!.. Телефонная беседа с ним оказалась такой же долгой и сложной, как и его поиски: он рассказывал о повадках хищных пернатых, об их рационе, местах охоты и местах обитания, о способах гнездования и размножения, приводил интересные и малоизвестные факты из жизни птиц, задавал множество вопросов касаемо конкретно нашей ситуации, расспрашивал о породе, возрасте и размерах похищенного кота….

Пока Алена с ним беседовала, я увидела, как в сад прилетела большая серая сова. Она уселась на ветку дуба, прямо напротив нас, и уставила на нас свои огромные круглые глазища — точь-в-точь, как у Хранительницы Тыквы. И только я подумала про кошку, — как и она не замедлила появиться. Она степенно прошествовала к дубу следом за совой, и, устроившись в позе сфинкса под той же веткой, тоже устремила в нашу сторону свои тыквенно-желтые глаза. Казалось, они внимательно слушали разговор Алены с орнитологом.

-Он вам не поможет — вдруг произнесла сова на самом что ни на есть человеческом языке. — Так вы не найдете гнома.
Поглощенная разговором, Алена не сразу осознала неординарность ситуации, но внезапно и она заметила две пары гипнотизирующих нас глаз. Разговор с орнитологом оборвался на полуслове. Глаза из дуба смотрели на нас, мы смотрели на них, но после всего случившегося нас уже ничто не могло удивить — мы просто ждали развития событий.

— А кто сможет найти гномика? — наконец прервала я затянувшееся молчание. Мне хотелось, чтобы на этот раз заговорила кошка, но она по прежнему молчала.
Выдержав небольшую паузу и прикрыв глаза, сова снова заговорила:

— Тыквенный эльф.

— Что еще за Тыквенный эльф, и где его найти? — вступила в беседу Алена.

— Тыквенные эльфы в какой-то мере родня тыквенным гномам, — ответила сова. — Они также появляются из тыкв. Нужно найти эльфа, обитающего в этих краях. Между эльфами и гномами существует тесная связь; к тому же, у эльфов очень развито внутреннее чутье. Тыквенный эльф, как компас, как навигатор — выведет вас на пропавшего гнома.

-Как же нам его найти? — снова спросила Алена. Похоже, перед нами появился шанс сдвинуться с мертвой точки и приступить к поискам Дыньки, хотя обстоятельства приобретали все более сказочный оборот.

-Сегодня день осеннего равноденствия, — то ли задумчиво, то ли сонно промолвила сова, открыв, и тут же закрыв глаза.

-И что это значит? — я начала проявлять нетерпение; мне казалось, что мы теряем драгоценное время, которого у нас и так было в обрез.

-Сегодня открываются врата в мир скрытых возможностей. Это благоприятный день для взаимодействия с силами природы. С Высшими Силами.

-Так давайте действовать!.. — не выдержала я, вскочив с места. — Где нам искать тыквенного эльфа?
Сова открыла глаза и, не говоря ни слова, снова уставилась на меня своим гипнотизирующим взглядом.
Слегка раздосадованная, я опустилась на свое место.

-Оракулы вам подскажут, — сочтя что порядок восстановлен, сова продолжила нас инструктировать.

-Что за оракулы? — осторожно спросила Алена.

-Тыквенные оракулы, разумеется, — ответила сова, изумляясь тому, что мы не понимаем самых элементарных и очевидных вещей.

-Где нам найти тыквенных оракулов?
Сова решила игнорировать нашу непрозорливость и неосведомленность и ответила более снисходительным тоном.

-Вам придется их вырезать из тыквы. Из той самой тыквы, из которой вышли ваши гномы. Из отколовшейся части…
Произнеся эти слова, сова впала в глубокий сон.

По крайней мере, первые шаги в направлении пропавшего Дыньки мы уже могли начать делать.
Тыквенные оракулы… Тут мы вспомнили про столяра, приехавшего с Аленой, и все это время сидевшего в сторонке на камне. По выражению его лица было несложно догадаться, как он воспринимает всю эту ситуацию, но мы не стали на этом зацикливаться.

-Задание ясно? — обратились мы к ошеломленному столяру. Тот неопределенно дернул головой — то ли утвердительно, то ли отрицательно, то ли от испуга… По умолчанию мы расценили это как утвердительный ответ, и повели его к гигантской тыкве — вырезать оракулов. Гресскар, Дзукка и Помпун последовали за нами. Они с любопытством следили за работой столяра, и не отходили от него на протяжении всего процесса.

Когда работа была завершена, перед нами предстали три тыквенные головы, три загадочных оракула. Что и говорить — мастер постарался на славу! Головы и сами по себе были выполнены очень художественно и реалистично, но вдобавок к этому они были живые — как тыква, из части которой они были вырезаны. Они без конца гримасничали — словно апробируя свои новоявленные части тела, точнее, головы. Они мигали, хмурились, надували щеки, закатывали глаза… Пытались увернуться от тыквенных гномиков, которые бросились к оракулам, лишь только мастер закончил свою работу. Без умолку смеясь и щебеча, гномики обнимали головы оракулов, как старых знакомых, похлопывали их по макушкам, щипали за носы, за щеки, теребили уши, пытались целовать…. Но тут веселье неожиданно прервалось: перед нами возникла Хранительница Тыквы.

-Не забывайте, зачем мы все это затеяли. — промурлыкала она, не спуская с нас своих огромных глаз, и грациозно помахивая хвостом, точно опахалом.
«Ну, вот и булгаковщина началась…», — мелькнуло у меня в голове, и я ощутила какое-то непонятное ликование.
Все притихли; затем гномики снова подбежали к оракулам, — уже без забав и смеха. Они присели возле них на корточки, обхватили головы ручками, и, прижавшись лбами ко лбам оракулов, замерли в неподвижных позах.

Спустя какое-то время, гномики повскакивали со своих мест и, подбежав к нам с Аленой, стали куда-то нас тащить, указывая при этом на тыквы. Мы переглянулись, не понимая, что от нас требуется, но тут снова на помощь пришла кошка.

-Вам нужно собрать тыквы, сказала она. — Много тыкв. Все, какие только вы сможете найти в округе. Гномы будут пробуждать тыквенного эльфа — хорошо, если он окажется в одной из этих тыкв.

-А если не окажется? — осмелилась спросить я.
Сверкнув глазищами, кошка лишь фыркнула, не найдя нужным отвечать на неуместный вопрос.

В целом задача была ясна, и мы приступили к ее выполнению. Как только мы начали свозить тыквы, гномики приступили к ритуалу пробуждения тыквенного эльфа. Взявшись за руки, они обходили каждую тыкву, напевая при этом на тыквенном языке особую ритуальную песню, то повышая голос почти до крика, то переходя на шепот; то подпрыгивая и притопывая, то кружась волчком и прихлопывая…

Тыкв становилось все больше: мы свозили их со всех близлежащих, и даже более отдаленных, сел. А гномикам будто неведомо было чувство усталости — они все кружили и кружили вокруг каждой тыквы, напевая свою заклинательную песнь. А тут откуда-то вдруг стали появляться и другие гномики!.. Их тоже становилось все больше, и больше; и они также брались за руки и, присоединившись к Гресскару, Дзукке и Помпуну, совершали свой необычный ритуал.

Трудно сказать, сколько длилась эта мистическая феерия — мы будто погрузились в какой-то волшебный сон, где времени не существует. Но рано или поздно, любой сон заканчивается. Внезапная тишина вывела меня из транса: гномики больше не кружились и не ходили вокруг тыкв. Они сгрудились в одном месте, над чем-то склонившись и что-то разглядывая.


Я подошла ближе. в небольшой тыкве, расколотой надвое .. сидел Тыквенный Эльф. Это была девочка, рыжеволосая, похожая одновременно и на миниатюрного гномика, и на бабочку-мотылька. Она попыталась, было, выбраться из тыквы, но зашаталась и плюхнулась обратно.

-Ей надо поесть, — услыхала я рядом с собой знакомый голос. Это сова опустилась на одну из тыкв, и также, как все, разглядывала крошку-эльфа. Кто-то из гномиков уже протягивал ей тыквенный цветок. Она припала к нему лицом, и стала слизывать с лепестков нектар. Поев, она немного посидела, и затем резво взмыла вверх, повиснув в воздухе на своих крылышках, точно колибри.

-Похоже, она готова, — снова промолвила сова. — Скоро будем выдвигаться…

-Это мы будем выдвигаться, — промурлыкала кошка, — а вы уж лучше дома сидите.

-Именно это я и имела ввиду, — призналась сова. — А знаете, мне у вас понравилось, — оживилась она, обращаясь к нам. — Я бы с удовольствием осталась жить в вашем саду, на дубу. Он, правда, молодой совсем, и дупла в нем нет приличного, но ведь у вас есть мастер — он и сделает дом для меня!..
Такое неожиданное предложение нам с Аленой крайне польстило. Мы сказали, что для нас это будет честью, и пообещали сове позаботиться о достойном жилье для нее.

-Простите, что я вас прерываю — вмешалась кошка, — но нам понадобится кусок полотна, да покрепче, чтоб не прорвалось ненароком, и чтоб нас не выронили прямо посреди неба!..

Алена пошла в садовый домик за полотном, а сова снова принялась мечтать:

-А мы будем готовить праздник — сегодня день осеннего равноденствия. Важный день, особенный — праздник урожая, праздник благодарения и благоденствия. Когда-то люди щедро его отмечали… — Сова вздохнула и закрыла глаза. — Испечем благодарственный пирог… Да побольше! Гостей будет много, многозначительно добавила она.


-Кто будет пирог печь, а кто — на дубе спать, — усмехнулась Хранительница Тыквы.

…Я слушала, больше не задавая никаких вопросов, хотя один никак не оставлял меня в покое: что, если Дыньку найти не удастся? или они опоздают?..

-Удастся!
Ох уж эта кошка!.. Оказывается, она и мысли читать умеет!

-Я парализовала ястреба своим ядом, когда ранила его во время схватки. Он не сможет причинить вред гному. Но действие яда не бесконечно — к закату дня оно начнет слабеть. Поэтому я должна быть там — я должна позаботиться о малыше.
И она посмотрела в небо, которое при этих словах внезапно почернело — это стая ворон накрыла нас тучей. Один крупный, здоровый ворон — судя по всему, вожак, — отделился от стаи и уселся на тыкву, лежавшую напротив совы и кошки.

Они о чем-то переговорили на каком-то неизвестном языке, после чего вороний предводитель издал призывный клич, и на землю спустилась дюжина ворон. Они схватились клювами за края принесенного Аленой полотна, на котором растянулась Хранительница тыквы с крошкой эльфом, и взмыли вместе с ними в небо. Остальная стая немного выждала, и последовала за ними. Они летели на север — туда, куда направлял их Тыквенный Эльф. Где-то там они должны были отыскать Дыньку и вернуть его домой…

Небо снова посветлело, и в воздухе повисла звенящая, до шума, тишина…

2
Оставить комментарий

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
trackback

[…] Читать окончание http://skazkisada.info/elementor-616.html?preview=true […]

trackback

[…] Вторая часть. Читать. […]

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля